Инкубийство — 19

Аусваинга, приоткрыв занавеску, выглянула, убедилась, что Итшуан не собирается звать на помощь и вышла.
- Странно, обычно нас мало кто чувствует, если мы не хотим, - как можно более спокойным и уверенным тоном произнесла женщина, внимательно разглядывая инкуба.
В любом случае, у нее все под контролем и на подоконнике оставлена временная метка, которую не вдруг-то стряхнешь. Это шторы постирать можно…
А мальчишка все же хорош!.. Каштановые волосы крепко стянуты в хвост, большие карие глаза ярко сверкают в полутьме. Высокий, стройный, шелковая рубашка и плотно обтягивающие штаны не скрывали, а скорее подчеркивали красивый рельеф мышц и стройные бедра, а еще отлично обрисовывали округлые полушария задницы…
На прекрасный вид сзади аусваинга полюбовалась, пока Итшуан, повернувшись к двери, проверял, не подслушивают ли их.

- Вы эмоционально очень сильно излучали.

Инкуб, уже практически для себя решивший, что никогда не простит такого отношения к своим собратьям по храму, к тому же много чего наслушавшийся про аусваингов от сводной сестры, спасшей его из крепости, все равно замер, с восхищением глядя на Урстенеру.
Эта женщина влекла его к себе, не смотря ни на что. И ее уверенный оценивающий взгляд возбуждал гораздо больше, чем откровенные прижимания сестры. В паху вмиг потяжелело и инкубическуя сущность напряглась, готовая к охоте… на другого хищника.

Итшуана больше всего возбуждало именно это двоякое ощущение себя одновременно и хищником и… обезумевшим зайцем, соблазнительно извивающимся перед тигром. Причем опыта соблазнения у зайца практически не было, а тигр… тигр стоял прямо напротив. Тигрица…
Инкубическая сущность, подталкиваемая демоническими генами отца, требовала, чтобы первый шаг был сделан им. А накопленные за время их знакомства мелкие эмоциональные всплески, сложившись в единую картину с названием «интуиция», настойчиво требовали, чтобы первый шаг сделала та, которой его отдали по договору!..
Уф! Словно год назад все случилось, а не буквально вчера. Столько событий, столько мельканий с места на место, столько разных существ вокруг!..

- Ты должен был идти спасать свой храм, как тебя угораздило завернуть в бордель?

Вместо ответа Итшуан лишь дернул плечом. Потому что не знал, что сказать. Он был зол, очень зол и действительно всей душой стремился попасть в родной храм. Перекладывать вину за случившееся на кого бы то ни было ему совершенно не хотелось. Но из-за встречи со вторым инкубом что-то пошло не так… И… за бордель было очень стыдно!

- Ты знаешь, что тебя завели туда специально? Твоя инициация помешала Эрстен проследить за тобой. Мы не могли вмешиваться и приказывать тебе идти спасать храм, но мы достаточно сильно тебя разозлили, чтобы ты отправился в храм самостоятельно. И собирались наблюдать за тобой, чтобы прийти на помощь в любой момент, как только наша помощь понадобится.

Итшуан внимательно вслушивался в смысл, при этом уплывая от звуков голоса Урстенеры, которая добавила лишь капельку вампирского гипноза. Эрстен отчитался сестре, что у мальчишки иммунитет, значит надо брать под свое влияние постепенно, не вызывая подозрений. Вот женщина и внушала нужное направление мыслей, лишь слегка усиливая напор своими способностями.

- Хорошо, что мой брат успел отследить за твоим перемещением в крепость одного нашего общего знакомого. Но зачем ты сбежал оттуда вместе с незнакомой демоницей?
- Почему незнакомой? – искренне удивился Итшуан. – Она представилась, ее зовут Алозия. Она подруга Жуана и, как потом выяснилось, моя сводная сестра по отцу.
- И как же выяснилось, что она твоя сводная сестра, если ты даже не знаешь кто твой отец?! – Урстенера постаралась не раздражаться, хотя наивность мальчишки злила неимоверно.
Вроде бы взрослый парень и надо же… сводная сестра!..
- Она показала мне его портрет, - голос Итшуана дрогнул от обиды. Он прекрасно ощутил все те эмоции, что аусваинга попыталась от него скрыть. – Мы очень похожи и у него был бурный тайный роман где-то лет двести назад, значит, он вполне мог оказаться моим отцом, потому что мне как раз сто девяносто три года, - тут юноша выдохся и закончил чуть менее прочувственно и значительно тише: - Даже если он не мой отец, то мой дядя или еще какой-то близкий родственник.

Урстенере, которая выросла с родителями и младшим братом, трудно было понятно это отчаянное желание обрести семью. А у Итшуана даже на душе потеплело, когда он разглядел свое сходство с портретом и тем более, когда Алозия стала иногда обращаться к нему со словом «брат» и иногда вставлять в разговоре «наш отец»…
Он даже чуть было не проболтался ей о матери, но удержался. И про то, что по договору достался клану аусваингов, рассказывать не стал.

Зато наслушался ужасов о жестокости этих страшных чудовищ и о том, как они измывались и обижали бедного Жуана.
Со слов Алозии выходило, что бедолага-инкуб можно сказать пожертвовал своей свободой во имя борьбы с монстрами, цель которых найти средство, увеличивающее их плодовитость в десятки раз. Ради предотвращения этого кошмара он согласился следить за одним кланом аусваингов, став рабом другого аусваинга, но тайком передавая все полученные сведения ей, Алозии.

Гнев и страх у демоницы были искренними, а вот сочувствие Жуану – наигранное. И гордость за цель борьбы тоже вызывала сомнения.

Итшуан совершенно не понимал, кому верить и кто кого обманывает, но совершенно ясно ощущал ложь. Сначала он искренне всей душой поверил сестре, потому что очень хотелось. Она же его спасла из крепости аусваингов! Она обещала помочь попасть в храм. Она показала портрет и сказала, что это – «наш отец»…
Юноша даже решил, что это Жуан обманывает Алозию, рассказывая о своем тяжелом положение у аусваингов. Но вот это ее наигранное сочувствие… не просто отсутствие, а именно попытка его показать… она смущала. Путала. Было в этом что-то не правильное.

- Возможно, - почему-то аусваинга не стала спорить, хотя Итшуан чувствовал, что она с ним не согласна. Но женщина просто кивнула и даже улыбнулась, причем вроде бы… нет, не то чтобы весело… иначе…
Как же оказывается тяжело общаться, когда все вокруг не просто скрывают свои эмоции, а пытаются обмануть, делая вид что испытывают совсем другие. В храме так только жрецы иногда делали.

Урстенера подошла к Итшуану, положила ладони ему на плечи, взглянула в его карие глаза с резко увеличившимся зрачком, улыбнулась:
- Все будет хорошо!
И вдруг исчезла, ненадолго, буквально минуты на две. Озадаченный инкуб даже не успел как следует удивиться, когда аусваинга вновь оказалась рядом.

- Что ж, теперь я знаю, где твоя сестра прячет Алхора. Ты пойдешь со мной?

Итшуан задумался чуть ли не на те же несколько минут, что провел в изумленном одиночестве.
Алозия пообещала отвести его в храм и она была демоницей, как и он. И, возможно, его сводной сестрой. И Жуан был одного с ним рода по матери. То есть эти двое были его семьей и они боролись против аусваингов.
Аусваинги разрушили его храм. Конкретно эта аусваинга съела спасенных им людей.
Аусваинги-монстры, которые ищут способы, как увеличить свою численность, а семья Итшуана борется против них… И все внутри юного инкуба просто вопило о том, что его место рядом с семьей. Мало того, он должен предупредить сестру о том, что враг уже здесь и собирается идти освобождать второго врага, поимкой которого Алозия очень гордилась.

Вместо этого, юноша глубоко вздохнул и кивнул головой:
- Я сделаю все, чтобы вам помочь.

Ощущение при этом было отвратительное, словно предал самого себя. Но и отправить эту женщину одну, без его защиты, Итшуан не смог. И дело было не в договоре… совсем не в договоре.

Урстенера даже не сомневалась, что ее вампирский гипноз, изливаемый на юного инкуба малыми порциями, окажется сильнее всех его внутренних убеждений. Правда, на самом деле, гипноз был почти не причем. Итшуана просто тянуло к аусваинге, как бледного ночного мотылька к ярко сверкающему пламени костра.
Но ни гипноз, ни притяжение, ни договор не смогли перевесить сто девяносто лет воспитания и наследственность. Поэтому, совершенно неожиданно для уже расслабившейся Урстенеры, юноша добавил:

- Но сначала вы расскажите мне всю правду о том, что вы искали в храме. Если уж я буду предавать свою семью, то хочу сделать это осознанно.

- По договору твой род по матери заботится о твоей матери, пока ты послушно выполняешь все мои пожелания, - напомнила Итшуану аусваинга. – А твоего отца я тоже нашла и пообещала ему помощь Алхора. Но вмешалась твоя сестра и выкрала сначала тебя, а потом и моего знакомого.
- Это ваши слова против ее, - инкуб озабоченно нахмурился.
В голосе Урстенеры звучали возмущение, раздражение, но лжи там не было. То есть она и правда нашла его отца? Но как тогда быть с Алозией? Она воюет против аусваингов, а их отцу нужна помощь аусваингов…

«Я запутался!» - этот жалкий лепет Итшуан не стал произносить вслух, хотя он действительно только что окончательно запутался в том, кому верить и как правильнее действовать. Аусваинги-монстры и против них надо бороться, но он по договору входит в клан этих монстров, значит он должен им помогать… или не должен?

- Вы не ответили мне про храм, - напомнил юноша Урстенере, словно это могло что-то изменить.
Женщина, откинув голову, долго изучала Итшуана, о чем-то раздумывая, а потом продекламировала, нараспев:
«Давным-давно, когда то в будущем, планету создал Кнектшунхир-ре и подарил ее любимому. Создал там жизнь и поделил энергии людские поровну, добавив крови аусваинга и многих демонов своих. Чонянями назвав одних, им завещал питать других, не кровью, силою своей. И порождать от них людей.
И вскоре он открыл секрет - раз новое не порождается, решенье может быть одно: соединить попробуй разное и правильнее подели.
Запомни! Добавь лишь каплю крови в таинство и женщин ульи породят.
Монахи в храме Тевавора секрет Кнектшунхир-ре хранят.»

Опубликовано: 26.04.2018

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (57 оценок, среднее: 1,00 из 1)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 36 человек:

  1. Ах, какой милашка этот Итшуанчик!) Такой прямолинейный, наивный, но при этом верный и благородный)
    Мне очень нравится пара Урстенера+Итшуан — это сочетание характеров(особенно на фоне кучи романов, где всё наоборот) просто бальзам на душу ;)

    0

  2. Интересно получается)Так вообще кому помогает Жуан и какие у него цели в конце-концов? Что-то я немного запуталась) Хорошо, что в этой главе раскрылся образ Иштуана) да бедный мальчик не знает кому верить,у каждого свои интересы,каждый что-то свое добивается) вот и тянут его каждый к себе как на веревочки) В какие же он интриги попал) Все запутанней и запутанней) Спасибо))

    0

  3. Вот так живёшь себе, никого не трогаешь, и вдруг — бац и в пророчество вляпался…)

    0

  4. Бедный Итшуан! Тяжело должно быть никому не верить.

    0

  5. Монстры которых любишь, как-то незаметно перестают ими быть…

    2

  6. Наконец-то Урстенера начала присматриваться к Итшуану. И вроде даже симпатия какая-то промелькнула. А мальчика жаль, нелегко ему принимать такое ответственное решение. Все вокруг преследуют свои интересы, вот как не ошибиться и занять правильную сторону?
    Большое спасибо)

    0

  7. спасибо за проду :)
    Бедный и как ему со всем разобраться, жил всю свою жизнь с убеждением и принципом что старшие все лучше знают, а теперь самому приходиться решать :)

    1

  8. Стерва все-таки оценила, что выглядит Шайтан очень даже завлекательно и спереди и сзади))) А тот бедный, вот как страшно быть честным, верным, наивным и совершенно не знающим жизни. Не знаешь кому верить Стерве или так называемой сестре Алиске. Вот почему Стерва сказала ему, что они достаточно разозлили его, чтобы он пошел искать храм и не сказала, что не съела тех парней? Вот был бы перевес в ее сторону конкретный. Его и так прет от одного ее вида устоять трудно, хотя сам себе постоянно напоминает какие они аусваинги жуть жутчайшая, ан нет, все равно прет его от Стервы. А сестрица Алиска к нему еще и прижималась, хороши родственные отношения. Шайтанчику туго совсем, как быть что делать. Предать семью, о которой он знает со слов Алиски, но уже поверил в нее. И не может отправить Стерву одну, воспитание и честь и не только это не позволяет. А еще мило так было, когда застыдился своего похода в бордель))) Я вот думаю, Стерве и вампирским гипнозом не надо на него воздействовать, достаточно лишь сказать про тех четверых из храма вывезенных, что не ела и наверное мальчика все же поцеловать хотя бы…))) Жуан то все равно у нас на все руки мастер и мимо кассы, уверена Стерва все равно не простит не смотря на всю любовь, да и как ее эту любовь хранить тому, кто предал. Жаль не смотря на спальню и широкую кровать, любовью им с Шайтаном не заняться, Алиска стервь, учует. Вот еще интересно, каким боком тут Алиска, что конкретно ей нужно, для чего ей это? И кто за всем этим стоит?
    Спасибо за главу! Было интересно и за Шайтанчиком наблюдать, как его мысли и душа мечутся туда сюда, не понимая кому верить. И Стерва вроде начала приглядываться к нему, приглядывайся дорогая, приглядывайся, это же такой… такой что дашь ему любовь и уверенность в себе, что ты не дрянь последняя как ему напели и он по ходу стал придумывать и будет это самый любящий человек. А уж когда верность и честь в сути имеются, это очень многое значит и полюбить такого вот искреннего, будет совсем не сложно.

    1

    • Ну Урстенере до целовашек пока ехать и ехать, потому что всерьез она Жуаном не отболела до конца, хотя срок уже прошел для нее не малый — смирилась. А тут он снова объявился, да еще и кинулся на ее пути, чтобы не дать захватить демоницу… И это при том, что он вроде как девушку свою спасает. Но пожертвовал конспирацией, чтобы дать время выкрасть Итшуана.

      3

      • Так понятно что не отболела! Это видно по всему. Ну и поперек пути встал, уже ясно давая понять что не на ее стороне. Так что тут уже всколыхнулись разные чувства.

        0

  9. Бедный мальчик, он так хочет обрести семью. Но новообретенные родственники ему не очень нравятся, а Урстенера так манит к себе, что он готов уже сделать свой выбор. А если симпатия перерастет в любовь, то ну их этих родственников!

    2

  10. Да, эта Алозия почему-то мало похожа на сестру, мутная какая-то дамочка, со своими целями. А парень молодец — мозги у него во-время включились, он еще переплюнет Жуана

    0

  11. Так куда каплю женской крови добавить?…Кулинарные извращения отдыхают.
    Спасибо))

    1

    • там надо кровь добавить, не указано что женскую ))) надо в таинство добавить кровь )

      1

      • Ну по-логике все-таки женскую.Без нее все равно мальчики рождаются.А тут как бы секретный инградиент.Мне так показалось.Нафига тогда мужскую,если полная генетика таких детей и так от мужчин.Не?Можно,конечно,в дебри залезть и допустить возможную необходимость добавления вообще «левой» урови,ну т.е. не киборгов этих,а скажем демонов каких.Как вариант.)))

        1

  12. Спасибо за продочку. Очень хочется, чтобы Урстерера оценила Итшуана.

    0

  13. Замечательная глава! Наконец-то побольше раскрылся Итшуан, и мне нравится его характер. А то, что ищет родственников и готов поверить и защищать «сестру» — ну, жизнь у него была такая, действительно, не понять тем, кто вырос в любящей семье и окруженный родными. И все равно, мозг-то все-таки в критической ситуации у него включился. вопросы себе стал правильные задавать! Надеюсь, Урстенера не сломает свое «приобретение по договору», оценит его.

    2

  14. Сводная сестра? Один отец? Да ладно, не верю, как-то подозрительно. Слишком много лжи вокруг этой дамочки. Все её действия направлены против Высшего демона и его команды. Даже Алхор, наёмник, и тот под раздачу попал. Большая игра затевается. Спасибо.

    0

  15. Спасибо! Ждала этой проды уже давно! Итшуан запутался… хм, надо распутывать, пока дел не натворил:)

    0

  16. Раз уж вся злость Итшуана «растратилась» не на то, что планировалось наверное стоило сказать что спасённых из храма не съели. Инкубу и так нравится Урстенера, а это только добавит симпатии. Значит аусваинги не такие уж кровожадные, как он себе представил.

    1