Не покидай 1.2

Глава 5. ЧУЖИЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ

Кристиан

Я расслабился. Решил, что самое страшное уже позади. У меня же есть госпожа, значит, все нормально. Спрятался у девочки за спиной. Молодец. Сам собою горжусь.
Я шел из магазина. Просто шел из супермаркета с покупками. Анита уехала на три дня, сейчас как раз был вечер второго. Она еще ехать долго не хотела, думала взять меня с собой. А я очень хотел поехать с ней, но потом стало стыдно. Ясно же, что я буду ей там только мешать, просто она боится оставить меня одного. Как ребенка. Позор какой. В общем, я наступил на горло собственной песне и все-таки убедил ее, что маленький такой младенчик двадцати пяти лет от роду один сможет прожить несколько дней без происшествий. Как раз все правильно получится – я останусь дома, приведу все в порядок, приготовлю обед и встречу свою уставшую с дороги девочку. На завтра у меня уже было продумано меню и, вообще-то, я очень соскучился!
Я очень не люблю вставать рано – да, знаю, я лентяй! – поэтому за продуктами отправился сегодня вечером. Из супермаркета я возвращался своей любимой дорогой, которая позволяла сократить путь. Недалеко от дома дорога захватывала краешек парка, в это время обычно безлюдного. Поэтому шаги за спиной меня насторожили, но человек обогнал меня и целеустремленно направился дальше. Я успокоился и наклонился поправить покупки, удобнее перехватывая ручки пакетов. И в это время получил удар по затылку.
Первый раз я очнулся в машине на заднем сиденье. Почему-то совсем не мог пошевелиться, голова тяжелая, с двух сторон от меня сидели люди. Меня давно не били по голове, я уже и успел подзабыть это мерзкое чувство, когда перед глазами какая-то муть и волнами накатывает тошнота. Со зрением было плохо, все, что я смог разглядеть и понять – это то, что люди со мной в машине – классические телохранители, попутно устраняющие все остальные проблемы. Сказать ничего не получилось и я снова провалился в темноту.
Пришел в себя от чего-то резкопахнущего. Лежу на диване и вроде бы уже могу двигаться. Рядом присел какой-то лысый мужик и похлопал меня по щеке:
- Я смотрю, ты уже очухался. Объясняю тебе, куколка, коротко и ясно. У моего друга день рождения. Ты подарок. Будешь вести себя хорошо и слушаться – переживешь эту ночь. Тебя отпустят, я даже отвезу, куда тебе будет надо. Слушаться меня не будешь – все усложняется. И за твою жизнь и здоровье я тогда не ручаюсь.
- Можно подумать… - я откашлялся, пытаясь говорить нормально, - можно подумать, что ты сейчас что- то гарантируешь.
Вот так, на «ты» и без всяких вежливых реверансов. Что-то подсказало, что соблюдение этикета с этими людьми бесполезно.
- Что тебе от меня надо? – Да, я этого урода сделаю. Даже с гудящей башкой и будучи совсем не в форме. Только что мне это даст? Далеко отсюда я точно не уйду. А может, я просто трус и мне теперь проще договориться.
- Ты сейчас одеваешь то, что я дам и делаешь, что я скажу. Только попробуй качать права. Если именинник будет недоволен… Моих ребят ты видел.
У меня все чувства будто заморозило, только этим я могу объяснить свое хладнокровие. То, что я еще разговаривать мог и даже понимал, что мне в ответ говорили…
Мне сейчас было, ради кого жить и я хотел выбраться во что бы то ни стало. Вот только я слишком хорошо представляю, чего ждать от подобных вечеринок. На себе испытывал и видел тех, кого привозили. Если там еще оставалось, что привозить.

Вадим

- Дорогому другу – сюрприз! С днем рождения, Вадик!
В дверь втолкнули парня. Очевидно, стриптизера. Красивый, черт! Откуда только взяли – видимо, из элитных. Высокий, гибкий, как танцор, но мускулистый. Смуглый, темноволосый. Одет, правда, в лучших традициях своей профессии: сетчатая облегающая майка, кожаная куртка и кожаные штаны.
Он стоял посреди комнаты, настороженно озираясь.
Где же его нашли? Видимо, новенький, потому что ассортимент подобных заведений Вадим довольно хорошо знал. Значит, этот появился недавно.
Какой интересный типаж, как раз в его вкусе. Конфетных мальчиков Вадим не переносил, брутальные парни больше по женщинам, хотя они сами у него особого интереса не вызывали. Хотя, наверное, ломать таких было бы интересно, но следов слишком много останется. А вот этот – как раз на грани, то, что, надо!
Если этот – из новеньких, может быть, есть шанс быть первым клиентом? Да нет, конечно, размечтался. Мальчики, наверное, еще на этапе «собеседования» свое мастерство показывают…
- Ну, начинай давай, не заставляй именинника ждать! – от окрика стриптизер будто проснулся.
Он взялся за лацканы куртки, медленно стянул с плеч, уронил на пол. Потом потянулся к майке, стащил ее и встряхнул волосами. Одежды было удручающе мало, следующие уже штаны.
«Точно, непрофессионал! Тот бы растянул этот процесс на полчаса, не меньше», - Вадим сам не понимал, почему ему захотелось продлить зрелище, хотя еще минуту назад он хотел просто содрать эти бордельные шмотки и разложить парня под собой. Но в гостиной перед толпой народа такое делать совсем не стоило.
- Так, дальше этот подарок я распечатаю без посторонней помощи. Спасибо, Коля, знаешь, чем порадовать!
Кристиана взяли за голое плечо – он усилием воли удержал себя от того, чтобы не вздрогнуть или не сделать попытку освободиться – и вежливо направили к другой двери.
Его ввели в очередную комнату – кажется, это уже спальня. По крайней мере, в комнате была кровать, показавшаяся с перепугу огромной, и окна во всю стену. На улице было солнечно.
Оба охранника остались возле двери, очевидно, ожидая дальнейших указаний.
Кристиан снова стоял посреди комнаты, думая, что ему теперь предстоит сделать. Он уже наполовину раздет, дальше что?
Именинник разглядывал основное угощение сегодняшнего праздника, чувствуя накатывающее возбуждение. Хватило и того, что парень разделся наполовину. Это сочетание смуглой кожи с блестящими темными волосами…
- Снимай остальное, или тебе особое приглашение надо?
- А они… останутся? – Вадим в первый раз услышал голос стриптизера. Хрипловатый, как будто тот или долго молчал, или сильно волнуется. Но красивый, бархатный, как говорят.
«Не знаю, на каких условиях Коля его заказывал, надеюсь, секс туда входит. Впрочем, если и нет, потом просто заплачу больше.»
Кристиан чувствовал, что его начинает потряхивать. Поздновато, если задуматься.
«Я же не думал, что они ограничатся игрой на раздевание? Конечно, все было понятно сразу, просто я предпочел об этом не думать. Сейчас вопрос стоит так, что я должен делать все, что они хотят, и искать момент. Не могут они постоянно быть настороже, случай обязательно представится.»
- Охрана останется? – повторил Крис.
- А они нам не помешают. Считай, что это статуи по углам. Канделябры.
«Со свечками, б-ть.» - Крис сам не знал, почему его так напрягает охрана – потому ли, что выполнять приказания нового хозяина при свидетелях ему было еще хуже или потому, что они могли помешать ему найти какую-нибудь лазейку.
- Снимай все, - догнал его приказ – и становись на колени!
Крис стянул туфли и штаны, уже нисколько не заботясь об эротичности. Швырнул все на пол, сверху блестящей тряпочкой полетели трусы. Урод постарался, выбирая возбуждающее белье.
Голый… в центре комнаты… на коленях. Словно и не было прошедших месяцев, сознание услужливо возвращалось в прошлое. Крис чувствовал, что еще удерживает себя в настоящем, но не знал, в какой момент он провалится в иную реальность. Что он сделает тогда – будет умолять не трогать его и отпустить или просто постарается сдохнуть на манер берсерка, прихватив с собой находящихся в комнате – от не знал.
Между тем Вадим подошел ближе, поднял его за подбородок. Всматривался какое-то время, непонятно, что там ища. Только сейчас Крис рассмотрел его. Довольно высокий, по крайней мере, выше среднего роста, хорошая фигура, волосы темные, глаза вроде карие. Такой среднестатистический бизнесмен. Ухоженный, в темном дорогом костюме, пиджак от которого он уже успел снять.
А сейчас он уже взялся за брюки и расстегивал ширинку:
- Давай, работай!
Крис дернул головой, избавляясь от наваждения. Он ему сейчас что предложил? Все благие намерения не злить похитителей вылетели из головы мгновенно.
- Отвали! Убери… Откушу на …!
Похоже, ему удалось вывести из равновесия этого человека. Хозяин ошалело посмотрел на взбрыкнувшего парня, на всякий случай отойдя подальше.
- Ты что, рехнулся? Тебе мало заплатили? Скажи, сколько надо, я добавлю.
Вот сейчас, наверное, и настал момент рассказать, что Крису никто нисколько не платил и единственное, что он хотел получить – собственную жизнь обратно. Что если его сейчас отпустят, то он вернется домой и постарается никогда больше не вспоминать случившееся. Только все это бесполезно. Этот извращенец уже сделал на него стойку и просто так не отпустит, что ни говори.
- Я этого делать не буду.
На секунду Крису показалось, что Вадима все-таки можно попросить, но тот быстро пришел в себя и настроение у него резко изменилось.
- Значит, так ты не хочешь… Ну, что же, можно еще интереснее. На кровать, лицом вниз, живо!
- К дьяволу! – все благоразумие у Криса закончилось, о безопасности он уже не думал. – Отпусти! Я не собираюсь этого делать!
На лице хозяина вечеринки промелькнуло то ли сожаление, то ли предвкушение. Он молча кивнул охранникам.
Два телохранителя с невозмутимыми лицами надвинулись на Криса с двух сторон. Пока у него в мозгу крутилось: «Ну они же не могут…», охранники, выполняя следующее указание хозяина, профессионально заломили ему руки и подтащили к кровати.
Крис молча дергался, пытаясь освободить руки или хотя бы двинуть кого-нибудь ногой. Но телохранители оправдали звание профессионалов и его с размаха впечатали лицом в покрывало.
- Держите его, чтобы не дергался. Ноги тоже держите.
Он сопротивлялся, отыгрываясь за ту давнюю тупую покорность, сопротивлялся молча, только иногда сквозь зубы прорывалось: «Тварь…»
Ему удалось вырваться, вскинуться над кроватью, но тут же опомнившиеся охранники снова навалились на него. Руки, плечи обожгло ослепительной болью, выбившей весь воздух из легких. Он захлебнулся криком, застрявшим в горле.
Теперь его удерживали настолько грамотно, надавливая на какие-то точки на спине и плечах, что невозможно было двинуть шеей, даже просто вдохнуть было проблемой. Крис почувствовал себя цыпленком тапака, разложенным и придавленным на сковороде.
- Ну, по-хорошему ты не хотел, теперь будет по-плохому, - а этот извращенец ловит особый кайф, даже лицо его сейчас видеть необязательно, - ребята тебя подержат, так даже интереснее.
Ему еще сильнее надавили на плечи, лицо вжималось в покрывало. Зафиксировали нижнюю часть тела, надавив на поясницу и держа за бедра. Между ягодиц налили какой-то смазки – добрый хозяин позаботился о своем удобстве.
Крис дышал в подушку, чувствуя, как начинает гореть в груди. И недостаток кислорода здесь был виноват в последнюю очередь.
Желания сопротивляться не осталось. Ничего не осталось. Боль смешалась. Боль в вывернутых плечах, боль, горящая в груди, боль от чужих рук, мявших и ощупывающих его задницу; раздирающий и проталкивающийся внутрь член.
Время от времени всплывала какая-то странная мысль: «Неужели не противно? Эти бугаи держат меня, а ему неужели не противно так…?»

* * *

Наверное, психика человека имеет свои границы, после которых происходящее теряет остроту восприятия и сознание милосердно уходит. Прошлое и настоящее слились в одно, образовав какой-то мутный поток, и Крис отключился.
Должно быть, хозяину праздника тоже было мало удовольствия иметь под собой несопротивляющее и не подающее признаков жизни тело, потому что закончил он на удивление быстро.
Те, кто Криса держал, уже давно его отпустили – а он и не заметил! – и теперь он осознал, что лежит на кровати свободный и его никто не держит. Насильник уже отвалился и теперь что-то говорил охране:
- … приведите в порядок и найдите мне Николая…
Свой подарок Вадим выпустил из вида: парень лежал без движения и, кажется, даже отключился. Ему хотелось бы думать, что это от удовольствия, но обманывать себя, пожалуй, не стоило бы…
Крис незаметно огляделся, не поднимая головы: комната просторная, огромные окна, а подоконники низкие, перед ними свободное пространство. Только бы растяжки хватило.
Давай, ты же танцор, ноги сильные, тренированные! Черт, главное, чтобы стекло было простое.
Смазанным резким движением он прямо с кровати метнулся к окну, почувствовав все растянутые мышцы, ушибы и многострадальные суставы, отозвавшиеся резкой болью. Не думать, не чувствовать ничего, главное, чтобы его сейчас собственное тело не подвело, не сорвалась рука или нога…
Как он в этом прыжке ухитрился захватить свои штаны, лежавшие прямо на полу, он даже не понял, но это было предусмотрительно.
«Люди от страха на деревья залезают, а я вот сейчас штаны кожаные попытаюсь натянуть, сейчас, только бы остальное удалось…»
Он вскочил на подоконник и влепил пяткой в стекло. Ступню обожгло резкой болью, а потом она просто онемела. Но уже слышался звон разбитого стекла и само оно неровными осколками осыпалось на пол и подоконник. А еще часть осколков посыпалась вниз, на улицу…
Не давая ни себе, ни хозяину квартиры опомниться, Крис выхвалил большой осколок и поднес его к своему горлу:
- Отойди! Отойди, я сказал! Не подходи! Я знаю, где какие артерии резать, у тебя сейчас будет труп окровавленный!
Вадим переводил ошалевшие от изумления глаза с разбитого окна на сошедшего с ума стриптизера, в окровавленной руке державшего крупный осколок.
- Послушай, отойди от окна… я тебя не трону… давай поговорим, - голос у Вадима был хриплым.
- Нет уж, я тут подожду. А подойдешь ко мне – полиция под окном труп найдет. У тебя ведь окна на проспект выходят. Зря ты такую квартиру выбрал.
Вадим сам не понял, когда его вечеринка начала превращаться в криминальную историю. Сейчас еще и с потенциальным трупом. Он почему-то не сомневался, что сумасшедший парень свою угрозу выполнит. Оставалось только надеяться, что Николай ничего подобного не планировал и не собирался его подставить по-крупному. В любом бизнесе от явного криминала и проблем с полицией лучше держаться подальше, а уж в его случае – тем более.
А парень точно ненормальный. Ну, следы останутся, конечно. Но ему столько денег бы заплатили, он столько за полгода не заработает. И ничего страшного не произошло, повреждений особых нет, чего он взбесился?
Между тем этот ненормальный умудрился натянуть свои штаны, не спускаясь с подоконника, и продолжал диктовать условия:
- Ты мне сейчас отдашь рубашку и я отсюда уйду. Уйду и забуду все, что здесь было. Иначе… я живым не дамся, даже не мечтай. Если попробуете схватить на лестнице – я зарежусь на лестнице, как вы это соседям объясните? А кровь до конца вообще невозможно смыть, ты же знаешь о химических реагентах, которые обнаружат ее следы? А меня точно будут искать и что-нибудь да найдут, - не давая возможности ответить, он глянул на застывших охранников и продолжил – ты, да, вот ты, у двери, отдай свою рубашку. Давай, снимай, хозяин новую купит. Не бросай, на пол положи и ко мне ногой подвинь.
- Да, когда полиция приедет, сдашь им меня – за хулиганство. Я согласен оплатить штраф и материальный ущерб – но в участке. Вот только, думаю, что ты полицию не ждешь, – Крис не боялся сейчас, кажется, вообще ничего. Липкий ужас, державший его после поимки в парке, отпустил и обернулся бешеным адреналином. Почему-то даже тянуло посочувствовать этому мужику, который явно не ожидал подобного поворота дел – дружок его не предупредил, что подарок с сюрпризом.
И, уже уходя, не удержался, поддел:
- В следующий раз, когда будешь развлекаться, выбирай комнату без окон. Для подобных развлечений только такие и подходят.

Глава 6. ЖИТЬ ДАЛЬШЕ

Кристиан

Я не знаю, на чем я вчера действовал – на сплошном адреналине? Сегодня я не смог даже встать с постели. Я малодушно разрешил себе полежать еще немного, потому что Анита все равно раньше обеда не приедет, уговаривая себя: «Сейчас, еще совсем немного, будет легче – тут же встану».
Вот только у меня не слушались руки, совсем. Казалось, что это какие-то чужеродные предметы, которыми я вообще не могу управлять. Вдобавок ко всему плечи опухли и адски болели, простреливая дикой болью каждый раз, когда я пытался поднять руку или просто ею пошевелить.
Вчера, выскочив из дома, я понял, что иду босиком. Хорошо, хоть рубашку успел натянуть – это когда бугаи остались на лестнице и провожали меня взглядами, чтобы я, наверное, консъержу не начал плакаться… Впрочем, я уверен, что здесь служащие ко всему привычные, хотя изумление и любопытство я на лице успел прочитать – не сомневаюсь, что мой вид этого заслуживал.
Но была и хорошая новость – парадная выходила на тот самый проспект, и по нему двигались машины. Я отчаянно махнул рукой, подзывая такси. Ни телефона, ни кошелька у меня не было. Да, кстати, ключи тоже остались там же…
Что я буду делать, если таксист не согласится везти меня без денег, поверив, что я заплачу, когда приеду – я не знал, потому что даже приблизительно не представлял, в какой стороне мой дом и сколько туда добираться.
Правда, выглядел я не так отчаянно, как можно было ожидать – видимых следов на лице мне не оставляли и одежда не порвана и не в крови. Видимо, поэтому таксист все-таки остановился и согласился меня довезти, хотя всю дорогу недоверчиво косился и явно хотел задать вопрос.
Боже, спасибо тебе, что в нашем доме есть консъерж, и еще раз спасибо, что это не недоверчивый бывший военный или полицейский, а пожилая тетя Нина, у которой есть ключи от нашей квартиры! Она сочувственно выслушала мое скомканное объяснение о том, что меня ограбили и выбросили на пустыре и, конечно же, она дала мне запасной комплект ключей.
Еще раз спасибо, что Анита никогда не прячет деньги и не ограничивала меня в расходах. Впрочем, дополнительные расходы – это сейчас наименьшая из моих проблем… Я заплатил таксисту раза в два больше озвученной им суммы, но это человек сегодня спас меня. К тому же руки ощутимо дрожали и точно отсчитать купюры не представлялось возможным. Кажется, у меня начинался отходняк…
Последней связной мыслью было, что тете Нине я должен большую коробку пирожных и выслушать ее разговор «за жизнь».
На последнем издыхании встал под душ, начал намыливаться, стараясь смыть, стереть, содрать с себя эту грязь, которая покрывала меня с ног до головы, чужие следы, запахи, воспоминания! Поймал себя на том, что уже неизвестно сколько времени стою под горячими струями без мыслей, без чувств, как будто проваливаясь в черную воронку; выбрался из душа, вытерся и упал на кровать, отрубаясь на ходу.

* * *

Дверь сегодня Аните открывали очень долго. Замок щелкнул, потом какая-то возня, но ручка почему-то не поворачивается. Странно, замок заедает, что ли? Но, зная Криса, он не оставил бы это без внимания – починил бы сам или вызвал мастера.
Наконец Крис сдался, из-за двери послышалось:
- Госпожа, откройте, пожалуйста, сами.
Анита открыла ключом дверь – странно, замок нормально работает – зашла и вручила сумки Крису. Крис подхватил сумки, при этом чуть не уронив одну из них. Анита присмотрелась повнимательнее: какой-то он заторможенный, неловкий, а выражение лица… Такой он был в самый первый раз, когда она только привезла его домой – упрямо сжатые губы, взгляд напуганный, смущенный и независимый одновременно, словно говорящий: «Все хорошо, ничего не случилось!». Вот этим взглядом он себя и выдал:
- Так, рассказывай, что случилось?
- Госпожа… - и Крис замолк, то ли пытаясь рассказать все сразу, то ли, наоборот, не сказать ничего лишнего.
- Начал хорошо! – поддела его Анита и тут же поняла, что этот легкий тон сейчас не проходит. Крис замыкается в себе и они действительно сейчас вернутся к первым дням своего знакомства.
- Крис… - она попробовала начать по новой – что-то случилось, я же вижу. Расскажи мне, начни, с чего хочешь, но не молчи. И что у тебя с руками?
- Ну, вот с этого, пожалуй, можно и начать. Я вляпался, госпожа. Как последний дурак.
Крис ей точно не все рассказал. Да что там, он явно рассказал только десятую часть произошедшего, то, что никак скрыть не получится. Но и это рассказанное слишком впечатляло.
- Послушай, ты думаешь, они специально тебя ждали?
- Да нет, не думаю, госпожа. На моем месте любой мог оказаться. А может, вообще никого специально не поджидали, просто идея возникла внезапно…

* * *

Все-таки время многое лечит. По молчаливому уговору про это происшествие было решено не вспоминать; через некоторое время Крис почти прекратил просыпаться от кошмаров. Только жизнь иногда любит подшутить и напомнить о незакрытых счетах.
Сегодня утром, когда Анита проснулась, рядом на подушке лежала записка:
«Спасибо за чудесную ночь. Я очень тебя люблю!
Я ушел в магазин. Если вернусь до того, как ты проснешься, то вторую часть не читать. А первую перечитывать многократно!
Крис»
Она почувствовала, как неудержимая улыбка расплывается на ее лице: «Вот ведь паршивец! Ну как он так умеет, а?»
Она валялась в кровати, ленясь вставать и греясь в лучах солнца, льющихся из окна. Послышался звук открываемой двери и в спальню заглянул Крис с пакетом одуряюще пахнущей сдобы.
- Доброе утро, солнышко! – он наклонился к Аните, легко касаясь ее губ.
- Доброе утро, мой хороший! – она повисла у Криса на шее, опрокидывая вслед за собой на кровать, он только пакет успел забросить на тумбочку.
Сегодня на работе после обеда намечалось совещание с новым юристом. Тот появился даже раньше намеченного срока, поэтому был препровожден в комнату для приема посетителей(ту самую кофейню) и Анита отправилась знакомиться первой из коллег.
При виде нее галантно встал мужчина лет сорока, уже расположившийся за столиком с чашкой кофе:
- Вадим Павлович, генеральный директор фирмы «Артес».
- Анита Сергеевна, финансовый консультант. Можно без отчества.
- Очень рад нашему знакомству. Надеюсь на плодотворное сотрудничество.
Через несколько минут появился Борис, поздоровался с юристом как со старым знакомым.
А еще через пять минут Аните пришло сообщение от Криса: «Это он. Ведь вашего нового юриста зовут Вадим? Я узнал охранника».
Анита смотрела на гостя. Лет 35-40, ухоженный, дорого одетый – лицо фирмы! – симпатичный, нет, даже почти красивый такой уверенной мужской красотой. Женщинам нравится, это точно. Ни рогов, ни копыт, ни хвоста. Обычный человек. Который избил и изнасиловал ее парня.
Крис сегодня привез ее на работу, как обычно. Потом ему надо было куда-то съездить и он снова вернулся в офис. Видимо, в это время он и столкнулся с Вадимом. То есть не столкнулся, иначе тот бы тоже его узнал, и Крис бы так и написал. Значит, он увидел из машины этого товарища или его охранника, а те его не видели.
Как она продолжала общаться, имея все эти голоса в голове, Анита сама не понимала. Но ничего несуразного она не сказала, значит, заниматься привычными делами можно и на автопилоте.
Дольше необходимого Борис задерживать их не стал, но некоторые текущие вопросы обсудить было нужно. Когда она вышла на стоянку, юрист, естественно, уже уехал.
Насколько может быть тесен мир и как играет случайностями жизнь. Ни в каком сне такого совпадения не увидишь, специально будешь создавать такую ситуацию – и не создашь, а вот оно как получилось. Правда, без этого совпадения они с Крисом прекрасно обходились бы всю оставшуюся жизнь. По крайней мере, на Криса ей сейчас страшно было смотреть – от того солнечного мальчика, разбудившего ее сегодня утром, не осталось и следа.
Он улыбнулся ей, стараясь держать лицо:
- Вы же уже знаете, кого я сегодня встретил? Своего старого знакомого. Из дома на проспекте.
Да, все просто замечательно. Его снова накрывало, как будто и не было двух прошедших месяцев, когда он оживал и постепенно приходил в себя. Впрочем, подобные вещи не имеют срока давности.
Вот только… У Криса сейчас психология жертвы, и это абсолютно понятно. Она сама бы на его месте… ладно, забыли. У нее сейчас есть одно большое преимущество – не перед Крисом, а перед Вадимом, который ни о чем не догадывается и точно не связывает ее с парнем, который был на той «юбилейной» вечеринке. Теперь осталось донести эту мысль до Криса.
- Ты смотрел на это с одной точки зрения. А подумай – это же праздник, день рождения и Новый год в одном флаконе! Он тебя не видел и ничего не знает. Мы сможем сделать все, что угодно! Граф Монте-Кристо отдыхает, – тут она задумалась. – Интересно, а вообще насколько хорошо Борис знает этого товарища? Не может быть, чтобы он знал обо всех этих развлечениях и продолжал общение. Хотя… он может знать или догадываться, но когда подобное знаешь теоретически – это одно, это что-то далекое и жертвой, конечно, не может стать твой друг или знакомый, но когда реальность вдруг выползает из кустов и кусает кого-то близкого… Это совсем другое дело.
Но, предположим, все-таки не знает ни о чем подобном. У него ведь дети, мальчишке лет пятнадцать, девчонка совсем маленькая. Если рассказать… Тогда не то, что никакой совместной работы, Боря сделает так, что у этого Вадима вообще никакой репутации не будет. Ну, или самого Вадима не будет. Но если бы не ты, - она притянула Криса к себе, уткнувшись лицом ему в волосы, - я бы ничего не узнала, и Борис бы ничего не узнал, работали бы спокойно. Такое ведь даже предположить нереально.
Этот монолог в разных вариациях крутился у нее в голове весь день, но сейчас неожиданно пришло совсем другое решение:
- Я ничего не говорю Борису, веду себя, как обычно, но зато наш Вадим Павлович будет обо всем знать. Он нам ничего не сделает, он не идиот. Но постоянно помнить о том, что ходишь по краю, иметь перед глазами живое свидетельство… вот это и будет для него самое худшее!
Крис слушал молча, не вмешиваясь в ход ее мыслей, только под конец горько заметил:
- Я втянул вас в очень нехорошую историю. Если что-то случится…
- Как ты уже имел возможность убедиться, мня невозможно втянуть во что-то против моей воли. Если бы подобная история произошла с любым моим знакомым или даже малознакомым человеком, я бы все равно не прошла мимо.
Кажется, она почти убедила Кристиана, по крайней мере, он почти успокоился, а потом вдруг неожиданно хмыкнул:
- Жаль, что нельзя прожить несколько жизней. Он ведь меня купить хотел, деньги предлагал. Я бы остался, усыпил бдительность, и ударил! Не знаю, как, но я бы отомстил! От того, кого уже считаешь своим, это очень больно.
- Мстительный ты мой! Впрочем, я тебя прекрасно понимаю. Завтра он снова к нам приедет – имеет смысл показаться ему вместе, чтобы задумался. Может быть, на стоянке, когда будет уезжать? Я пришлю тебе сообщение.

Вадим

Этот подарок я никак не могу забыть. Глупо, конечно, забывать того, кто способен в перспективе подогнать тебе нехилые неприятности. Да еще это спектакль устроил. Но я бы его простил. Если бы нашел.
Коля держался как партизан и ничего нового мне не сказал. Видимо, все не так просто и персонаж явно не «клубный».
Да и так было понятно, что с мальчишкой что-то не так. Если бы я вовремя об этом подумал… Заплатил бы ему сколько нужно, выкупил бы – если нужно. И просто был бы поаккуратнее. Похоже, что именно «групповой секс» с участием охраны его и сорвал с катушек.
А сегодня встретил свою пропажу здесь. Мало того, еще и с девушкой, причем понятно, что вместе они давно. То есть парень точно не гей. Ну, если мне повезло, то он хотя бы би.
Эта встреча – возможность хоть что-то прояснить, хотя мне она кажется ковырянием в ране. Первый раз у меня появились сомнения в том, что я получу то, что очень захотел.

Анита

Когда Вадим Павлович увидел выходящего из машины Криса, он просто окаменел. И эта его реакция, и изменившееся выражение лица длились всего секунды, но они были. Пока все идет по нашему сценарию.
- Какая потрясающая встреча! Кажется, с Кристианом вы уже однажды встречались?
Все-таки надо отдать его самообладанию должное, потому что ответил он мгновенно:
- Мне кажется, что у нас с вами есть некоторые нерешенные вопросы. Может быть, обсудим их в другом месте?
- Хорошо, я думаю, что какое-нибудь кафе подойдет. Вот, например, «Платан»? Знаете, где это? – наш собеседник подтвердил, что знает, и безропотно согласился поехать туда.
Это кафе находится на открытом воздухе, в людном месте – все-таки я не собираюсь по-глупому подставляться.
- Ну, что же, Вадим Павлович, познакомимся снова? Хотя с моим парнем вы знакомы, правда, эти обстоятельства он бы предпочел забыть.
Видно, что у Вадима было время собраться и все обдумать, но все равно ему неуютно. «Интересно, а его можно было бы шантажировать? Наверное, да, но тогда был бы реальный шанс однажды навсегда исчезнуть.»
- Это недоразумение. Мои… развлечения всегда в рамках закона, но в этот раз я доверился своему другу, сомневаться в котором у меня не было причин. Как я понимаю, молодой человек – Кристиан – оказался на моем празднике не совсем добровольно. Этого я не знал. Приношу свои самые искренние извинения и готов заплатить любую материальную компенсацию, которую вы считаете необходимой, - при этом Вадим обращался скорее не к Кристиану, а ко мне, то ли потому, что смотреть на свою бывшую игрушку ему было стыдно, то ли он понимал, что на данный момент именно я могу стать основным источником его неприятностей.
- Солнце, ты считаешь необходимой материальную компенсацию? – обратилась я к своему парню.
- Нет, - ответил молчавший все это время Крис, - я просто хотел сказать несколько слов. Мне дали по голове и привезли к вам, пообещав, что если буду сопротивляться или скажу хоть слово, то не выживу. Как ни странно, я им поверил – ваши друзья были на редкость убедительны. А к вам у меня претензий нет – потому что я в принципе не жду от подобных людей чего-либо хорошего. Достаточно того, что вам за подобные развлечения приходится платить, потому что никто в здравом уме и по собственному желанию на подобное не согласится. Впрочем, я тоже был шлюхой, меня выкупила моя нынешняя госпожа, и никогда по собственной воле я бы не выбрал подобный заработок. Я сейчас не хочу об этом вспоминать – все уже перегорело и быльем поросло. Но если хоть один волос упадет с головы моей девочки…
- Успокойся, солнышко. Вадим Павлович прекрасно понимает, что забыть обо всем – наилучший выход из положения, прежде всего для него самого.

Вадим

Никогда не думал, что буду переживать о шлюшке. Хотя это не шлюшка, как оказалось. Правда, с прошлым там мутно. Я теперь думаю о Николае – чего он хотел добиться таким подарком? Действительно думал, что или он, или я парня пришью? Ведь только так можно было добиться, чтобы он молчал. Или действительно хотел меня подставить, ведь с такими аргументами сделать это легче легкого? Откуда парень знает, по чьему приказу его похитили? Похищение, изнасилование в извращенной форме – статьи я знаю. И, собственно, какой смысл спасать своими показаниями меня? Мы для него одинаковы – насильники, которых он возненавидел.
Как это я так ошибся – принял за желание заработать денег страх и желание выжить? Не знаю, сколько денег надо дать обычному человеку с улицы, чтобы подобное забыл.
А я не знаю, смог бы я его убить, если бы представил последствия – обвинение, и даже если оправдают, репутация погибла – и если бы мог безнаказанно избавиться? Наверное, смог бы. Но такого выбора у меня уже нет, мальчишка оказался… то ли хитрым, то ли безбашенным настолько, что ему было плевать на последствия. Труп, выпавший в окно – это гораздо хуже обвинения в похищении. Я отпустил.
А теперь увидеть их вдвоем… Не думал, что бомба дважды в одну воронку попадет. Встретить снова у Бориса, понимая, что он может одним словом… Нет, не разрушить мою репутацию, это смешно, но заронить подозрения… А его девушка в этим случае будет бороться до конца. Не знаю, от чего мне хуже.

Глава 7. ПРИГЛАШЕНИЕ

Головизор почти всегда приносил такие известия, после которых жизнь Кристиана менялась – он уже отметил эту закономерность. В прошлый раз это были хорошие перемены, а что его ждет в этот раз – ему еще только предстояло узнать.
Анита вошла в комнату чем-то озадаченная, не зная, как начать разговор; наконец она решилась:
- Мой дед в молодости был большой оригинал и экстремал, и лучше всего это доказывает то, что моя бабушка – уроженка Венги.
У Криса на лице промелькнуло изумление, доказывающее, что теоретически он знаком с этой планетой матриархата, ожившим кошмаром для любого мужчины Земли, как, впрочем, и мужчины с любой другой планеты.
Анита продолжила:
- Она встретила его в Космопорте Венги и улетела посмотреть Землю, здесь и осталась, родила здесь ребенка – мою маму. Так вот, сейчас мне позвонили оттуда. Моя… даже не знаю кто… какая-то троюродная тетушка сказала, что я наследница Старшей Госпожи их дома и она просит меня прилететь на Венгу, потому что та скончалась.
- И что вы ей ответили? – с некоторым усилием выговорил Крис. – Поедете?
- Честно говоря, понятия не имею – нельзя вываливать подобные новости на неподготовленного человека, то есть на меня. Там я никого не знаю, меня никто не ждет. А здесь у меня есть ты. И я не потащу тебя на неизвестную планету, где с тобой может случиться еще худшее, чем было здесь. А без тебя я не поеду.
- Я поеду.
- Зачем? – более умного вопроса Анита не смогла задать, ошеломленная этим коротким ответом.
- Госпожа, давайте я расскажу вам, кто вы для меня и чем я вам обязан.
Меня продали… ну, сами знаете, куда, и первое время все было не так страшно: меня «сдавали в аренду» женщинам, обычно немолодым, которым нужен был спутник на вечер. Иногда я оставался не только на один день, я им нравился, а мне нравилось радовать этих женщин и доставлять им удовольствие. А потом… Однажды какой-то важный клиент устраивал грандиозную вечеринку и потребовал всех. Мне не повезло – я как раз был свободен и попал на эту вечеринку. Впрочем, остальным тоже не повезло… Это был мой первый раз с мужчиной… с мужчинами. А также второй, третий… я уже не считал. Это продолжалось почти два дня. У меня очень хорошая регенерация – за неделю почти выздоровел. Тогда же я хотел покончить с собой, но не получилось – меня спасли и потом уже не выпускали из вида. Зато теперь я знаю, что вены надо резать вдоль, а не поперек, – Крис сидел на полу у нее в ногах, отвернувшись и не давая возможности увидеть его лицо; говорил ровным голосом, словно подчеркивая – все это уже давно прошло и перегорело.
- Вот так и получилось, что вначале я имел возможность освободиться, сбежать – за мной не особенно серьезно следили. Но тогда мне казалось, что все не так плохо, идти мне некуда, а здесь ничего ужасного не происходит. А потом было уже поздно – из виду меня не выпускали ни на секунду, ни сбежать, ни даже сделать ничего с собой невозможно. И я нравился клиентам: реагировал слишком остро, чем их очень развлекал. Сопротивление заводит, а я никак не хотел смириться. Смешно сказать, но вначале у меня была надежда, что кто-то из этих женщин оставит меня навсегда. А я бы сделал так, чтобы она ни о чем не пожалела, - Аните показалось, что он улыбнулся, но как-то не слишком весело. – Дурак наивный.
- Я ненавидел каждую секунду своей жизни; в тот день, когда вы меня забрали, я бросился на клиента и очень надеялся, что он меня убьет. Мне не повезло – по крайней мере, я так тогда думал – он оказался достаточно сильным и под рукой был шокер. Так что меня выдали вам сразу из комнаты наказаний, и даже не успели особо заняться воспитанием. Если бы только эти мои хозяева знали, какая жизнь ждет меня у вас, я бы никогда к вам не попал. Как они меня ненавидели!
- Я тогда ткнула пальцем в понравившуюся фотографию и ваш администратор решил удовлетворить желание клиентки и привел тебя, - тихо сказала Анита, чувствуя, что ее саму начинает бить озноб.
- Не надо бы мне это тебе рассказывать, - Крис поднялся и осторожно обнял Аниту за плечи, легко дохнув ей в макушку, - но я хочу рассказать, что обязан тебе больше, чем жизнью. И мне жизни не хватит, чтобы этот долг отдать. Я поеду куда угодно. И не беспокойся за меня, я женщин не боюсь, подумаешь, Венга! Вот на Харшас я бы не полетел. Хотя… если бы вы, моя госпожа, по какой-то причине полетели туда, я бы тоже полетел с вами – одну не отпущу в подобные места! Все, больше не переживайте за меня, решение я уже принял. В вашем доме у меня всегда есть право выбора, и я принял решение, за которое мне потом не будет стыдно. Да и, в конце концов, приключение же!
Анита уже давно заметила чередование в речи Кристиана «ты» и «вы», когда он начинал волноваться. Это нисколько не значило, что он играл уважение, а потом срывался; просто на «вы» называл свою хозяйку тот, кто развлекал опытных женщин и был готов честно выполнять свои обязательства, благодаря за спасение, а на «ты» обращался влюбленный мужчина, готовый заботиться и защищать.
«Что же, я сделаю все, чтобы ты никогда не пожалел о своем порыве.»

* * *

На работе все были в некотором шоке, когда узнали об их ближайших планах. Но если в поездке женщины на матриархальную Венгу не видели ничего страшного, то на Кристиана смотрели с плохо скрываемым сочувствием. Сам он причину этого сочувствия понять не мог, хотя, что скрывать, это было приятно – казалось, он теперь никогда не насытится заботой и хорошим к себе отношением. Но все-таки стоило успокоить этих людей, искренне за него переживающих:
- А почему бы и нет? Почему бы мне не поехать вместе со своей девушкой на Венгу? Я столько в жизни видел, что как раз только этого опыта мне и не хватает. К тому же у меня, как у любого гостя, будет месяц, чтобы решить, хочу ли я остаться. Разве что меня кто-то решит похитить в свой гарем, но кому я нужен!
- Я бы на твоем месте не была так уверена, - улыбнулась Анита, - правда, у тебя есть я, которая тебя никому не отдаст!

Опубликовано: 26.07.2017

Автор: camilla

ЗАЖГИ ЗВЕЗДУ!

Зажги звезду (103 оценок, среднее: 1,00 из 1)
Загрузка...

 

« предыдущаяследующая »


Не будь жабой! Покорми музу автора комментарием!

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы вставить цитату с этой страницы,
выделите её и нажмите на эту строку.

*

Музу автора уже покормили 25 человек:

  1. Хочу написать: Твою мать! Единственная эротика в произведении и та слэшная. Вопрос к автору на засыпку: Анита секс вообще любит? Она к Крису хоть раз притрагивалась или так и сдувает с него пылинки? Почему нет ни одной гетной постельной сцены? Они вообще будут? Сейчас Анита едет на Венгу и парень наверняка попадет в гарем. Что мы получаем в итоге? Женщина своим мужчиной не интересуется как мужчиной, а в гареме иерархию выясняют сексом. В итоге мы вновь получаем слэш и ни капельки гета. Я прав в своих прогнозах? Вопросы заданы, жду ответив на них, чтение прекращаю пока не получу ответы.

    0

    • Думаю, что действительно лучше дальше не читать, и ультиматумы не стоит ставить.

      0

      • Camilla, ну что Вы прям сразу обижаетесь. Не было ни каких ультиматумов. Я просто задал вопросы и хотел узнать ответ на них, а чтение приостановил, чтобы не расстраиваться ещё больше, а вовсе не для того, чтобы требовать ответы от Вас :)
        Я приношу свои глубочайшие извинения за резкость и прошу меня простить. Давайте я повторю свои вопросы в вежливой и мягкой форме, мне очень важно узнать на них ответы, чтобы решить для себя понравится мне это произведение или нет.
        1. Будут ли в Вашем произведении эротические сцены между Анитой и Крисом?
        2. Будут ли в Вашем произведении гетеросексуальные эротические сцены вообще?
        3. Какое примерно процентное соотношение слэша и гета в эротических сценах этого Вашего произведения имеет место быть?
        Естественно ответа на свои вопросы я не требую, но мне очень хотелось бы их получить. Пожа-а-алуйста ответьте :)

        1

        • Ну, я так поняла, что на некоторые вопросы вы сами уже нашли ответ. Гет будет, естественно, насчёт процентов…)))) ну, 50/50, наверное. Я как-то об этом вообще не задумывалась, мне-то все герои нравятся. А венговские госпожи традиционным сексом вообще не злоупотребляют))))
          Писала я это по принципу «Я надену все лучшее сразу» и запихну максимальное количество кинков. Если что-то совпало — хорошо, если нет — ну, переписывать-то я точно не буду.

          1

          • Во-первых, Анита не традиционная госпожа, во-вторых, взять ту же Яйру из Шестого дома, она совсем не брезгует сексом с рабами, в то время как является самой традиционной госпожой. Ну и куннилингус это вполне себе каноническое развлечение Венговских женщин :)

            0

  2. Ох, Сamilla, у вас как всегда — надо бы лучше да некуда! С моей точки зрения Аниту бы несколько больше раскрыть, но это весьма субъективно, а кроме того дуракам полработы не показывают. Видимо все еще будет.
    Спасибо
    Саша

    1

  3. Доброго времени суток. Спасибо за книги. Читала многие. Нравится. Простите, что коротко, но не сказать спасибо не могу, а оторваться от чтения еще труднее. Захватило…

    1

  4. О,Венга! В предвкушении интересной истории! Спасибо.

    0

  5. Очень миленько такая причесаная сказка жаль урывками читаю

    0

  6. Спасибо за то что Вы отправляете героев на мою ОБОЖАЕМУЮ ВЕНГУ!!!

    2

  7. Классная книга, спасибо)))))))))))))))))))

    0